?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Крупнейший новостной портал Mignews опубликовал мою новую статью "Вечное сопротивление: каббала и ее недруги":

Вечное сопротивление: каббала и ее недруги

Движение вперед – это всегда преодоление. Если ничто не препятствует вам на пути, значит, вы катитесь вниз.

2017-11-08_protivniki-kabbaly

Вся наша жизнь – война и мир противоположностей. Куда бы мы ни шли, к чему бы ни стремились, всегда что-то помогает нам, а что-то мешает. Каждый человек, как и человечество в целом, развивается под воздействием двух сил, в динамичном противостоянии позитива и негатива, поддержки и сопротивления.

Называют их по-разному: Инь и Ян, добро и зло, вдох и выдох. Но обе эти силы – неотъемлемые части процесса, две стороны целого. Именно вместе они обеспечивают развитие – рывками и откатами, расширением и сжатием, расцветом и упадком. Только так и можно двигаться вперед: на контрасте, на конфликте, на спайке противоположностей. Когда колесо вращается, разные его части движутся в противоположных направлениях. И если жизнь человека не пульсирует взлетами и падениями, то он скорее мертв, чем жив.

Мятежники

История каббалы – во многом история сопротивления ей. Иначе и быть не могло, ведь наука эта испокон веков помогала брать новые высоты, вторгаться в неизведанное, менять себя. Изучать каббалу начинают люди, которые испытывают потребность в раскрытии цели творения, познании Природы и мироздания. Они стремятся к подъему над обычной жизнью, над собой, им необходимо добраться до сути, до смысла, до той высоты, где открывается подлинная картина единого мира, единого человечества.

Мы только сейчас начинаем оперировать такими понятиями, привыкаем к "глобальности", к всеобщей взаимосвязи – а каббалисты изучают ее уже тысячи лет и понемногу тянут за собой весь мир.

Вот потому их и "гасят". Желание, которое в них горит, чуждо человеческой природе, противоположно ей. Они как пришельцы из другого мира.

"Пришельцем стал я в земле чужой…" (Шмот, 2.22)

Восставшие против раздробленного восприятия, против раскола между людьми, они там – в авангарде внутреннего развития, на острие атаки. Жизнь их тяжела, полна препятствий – но все-таки она прекрасна!

Великое смешение

Родоначальник еврейского народа, личность, оставившая неизгладимый след в истории человечества, Авраам первым из каббалистов начал широкое распространение науки каббала. Он не выступал против власти, не подстрекал, не нагнетал, но ответ, конечно же, был суров. Его отринули придворные жрецы во главе с собственным отцом Терахом. Он сидел в тюрьме, подвергался унижениям. Дети бегали за ним по улице, показывая пальцами, бросая камни и крича, что он сумасшедший…

Разумеется, только сумасшедший мог говорить в те времена о едином Законе и призывать к разрушению идолов, подрывая "божественный" имидж вавилонского царя  Нимрода. Но не будь сопротивления, стал бы жрец Аврам праотцом Авраамом? Ушел бы он из Древнего Вавилона со своими последователями? Заложил бы основы народа, сделавшего целью "любовь к ближнему"?

На этом тернистом пути порой шагу нельзя было ступить без боя. Однако сопротивление придавало людям сил, падения вели к подъемам, на ненависти ковалась любовь.

И вот что показательно: труднее всего оказалось бороться с самими собой.

Тяготы Моше начались не тогда, когда он убил египтянина, избивавшего еврея, а тогда, когда его "сдали" собратья. Кто знает, стал бы он лидером народа, если бы этого не случилось?

Когда Моше повел народ прочь из Египта – иными словами, из эгоизма к отдаче – кто бросился за ними в погоню "на шестистах колесницах"? Ведь сказано в Торе, что скот египтян целиком вымер во время казней.

Каббалисты объясняют, что евреев преследовали "те из слуг Фараона, кто боялся Творца". Говоря иначе, те, кто знает о едином Законе, но хочет использовать его на собственные нужды – "служит Фараону". Они же примкнули к беглецам в виде "смешанных сил", которые Тора называет "эрев рав".

В результате два лагеря вышли из Египта: за Моше и его приверженцами, не отступая, двинулись и те, кто по-другому видел жизнь – в служении Творцу, но для себя. С этого момента "великое смешение" не отступит, не отстанет от каббалистов, они станут его мишенью, вся ненависть его будет направлена на них.

Так и сформировался народ Исраэль – единство людей, устремленное к духовному подъему и в то же время несущее в себе зерна эгоизма, которые будут прорастать внутри, сводя на нет успехи, воспламеняя междоусобицу и призывая внешние силы, другие народы, к "решению еврейского вопроса". Эта диалектика – наш рок, но одновременно – и наш стимул к развитию.

Чужие друг другу

Достигнув высокой ступени Храма, народ Израиля начал опускаться, пока не окунулся в эгоизм "с головой". Тогда возникла религия в ее нынешнем понимании с правилами поведения в материальном мире, которые символизируют духовные действия, но не заменяют их.

За две тысячи лет изгнания народ рассеялся по "новому Вавилону" – создал себе "идолов", "святыни", "ритуал". Тягу к высотам духа подменила вера в "загробный мир". Материя поглотила нас, и постепенно народ раздробился, распался на клочки, порой совершенно оторванные друг от друга.

Ведь подлинная связь – это любовь. А подлинной любви не учит никто, кроме каббалы. Хотя принцип любви к ближнему, как к себе, – главное правило Торы, но сама "Тора" – руководство по единению, наука света, полученная от Авраама, – больше не живет в народе. Мы в изгнании из своего надела, отлучены от собственной сути. Исчезло понимание того, что такое Природа, кто такой народ Исраэль, в чем его миссия, цель его развития… Смешанные силы в действии.

"Приходят мелкие ограниченные люди и равнодушно пичкают нас всевозможными снадобьями, а самое главное – эликсир жизни – убирают подальше от глаз. Дело доходит до того, что духовная жизнь для нас и для всего мира, который от нас зависит, омрачается конвульсиями и ужасным обмороком…" (Рав Кук)

Таков самый тяжелый период в истории каббалы и народа. "Конвульсии" – это не просто чужбина и гонения. "Конвульсии" – это когда мы сами начинаем ненавидеть друг друга так, как никто другой.

Кто как не "собратья" заложил римлянам рабби Акиву, а затем – рабби Шимона Бар Йохая, который с группой учеников написал Книгу Зоар? Говорится в Талмуде:

"Рабби Йехуда, рабби Йоси, рабби Шимон и Йехуда бен Герим обсуждали вклад римлян в развитие страны. Рабби Йехуда сказал, что римляне сделали много хороших вещей: основали рынки, мосты и бани. Рабби Йоси промолчал. Рабби Шимон сказал, что все, что сделали римляне, – сделали для собственной пользы. Рынки – чтобы было место для проституток, бани – для ублажения собственного тела, мосты – для сбора пошлин. Йехуда бен Герим разболтал содержание разговора. Это дошло до властей, и они решили, что рабби Йехуда должен получить повышение за то, что возвеличил римское правление, рабби Йоси должен быть сослан в Ципори за то, что промолчал, а рабби Шимон должен быть казнен за то, что порицал правящий режим".

Однако это была только прелюдия.

По наклонной – в пропасть

Апогей братской ненависти пришелся на XVIII век, когда восточноевропейское еврейство было буквально расколото противостоянием митнагдим и хасидов. Вот факты, которые нас обличают.

Хасиды, последователи лурианской каббалы, вызвали протест у ортодоксальных митнагдим, проповедовавших аскетический образ жизни и усиленные занятия Торой и Талмудом. В Литве и Белоруссии начались жестокие преследования: синагоги хасидов закрывали, а их самих изгоняли.

Магид из Межерича, возглавивший движение хасидов после смерти Бааль Шем Това, направил двух своих учеников – рабби Менахема-Мендла Шнеерсона и рабби Шнеура Залмана (Альтер Ребе) на переговоры с Виленским Гаоном. Однако тот дважды захлопывал перед ними двери, чем вызвал недоумение даже у собственных приближенных. Когда гости начали настаивать на встрече, Гаон уехал из города.

Осенью 1797 года борьба между хасидами и их противниками вновь обострилась. После кончины Виленского Гаона его последователи объявили, что хасиды не только "отлучаются и отвергаются от еврейской общины, но и вовсе не признаются сыновьями Израиля". Ученики Магида не растерялись и объявили встречный "херем" (бойкот).

Тогда литовские раввины попытались устранить Альтер Ребе с помощью российских властей. В Петербург был направлен донос.

Год спустя, после смерти Виленского Гаона, Альтер Ребе был арестован вместе с двадцатью двумя своими "сообщниками". Но следствие было быстро свернуто. Император Павел I повелел освободить рабби Шнеура Залмана и других арестованных хасидов.

Два года спустя вследствие нового доноса, поступившего от противников хасидизма, Альтер Ребе был вторично арестован и привезен в Петербург. Но в 1801-м дело пересмотрели, и рабби Шнеур Залман был окончательно освобожден.

Все эти меры привели лишь к распространению хасидизма и тесной сплоченности его приверженцев. Молодежь покидала родительские очаги, полуголодные юноши приходили в хасидские общины.

Этот раскол между хасидами и митнагдим не преодолен и по сей день, несмотря на то, что современный хасидизм утратил свою прежнюю идеологию. А в то время, по сути, была объявлена война каббале – науке, которая лежит в сердце народа Израиля и без которой он не народ.

Как такое могло произойти?

Как случилось, что Рамхаля – одного из великих каббалистов – объявили сектантом? Его ученики "приняли на себя обязательство любить друг друга и обращаться друг с другом по-братски, с добрым сердцем"… Но его осудили и запретили заниматься каббалой. Его книги жгли, как и книги хасидов. И так же ненавидели.

А в первой половине XX века Бааль Сулам – один из "великанов" – слышал на иерусалимских улицах примерно то же, что Авраам в Уре Халдейском. Он писал, взывал, предостерегал о близившейся Катастрофе. Он пытался организовать массовый переезд из Польши в Эрец Исраэль – но собратья "вытурили" его с семьей, после чего сами сгорели в пламени Второй мировой войны.

"Я уже высказывал свои принципиальные соображения в 1933 году. Кроме того, я общался с руководителями поколения, и слова мои не были приняты. Хотя я кричал во весь голос, предупреждая тогда о мировом крахе, – это не произвело впечатления…" (Бааль Сулам)

Как же соединить каббалистов с народом и водворить мир между противоположностями?

Обновление

Две тысячи лет назад народ Израиля был изгнан не просто из земли Израиля – он был изгнан из братских отношений, из внутреннего единства. В свою землю он вернулся, но в единство – еще нет.

В такие времена у каббалиста, действующего в поколении, нет шансов быть признанным современниками. Они не могут его понять. У них другие ценности, другие критерии, другая "система координат". Обновление, которое каббалист приносит в мир, необязательно "инсталлируется" для всех одновременно, и потому многим трудно, невозможно с ним согласиться.

Однако спустя время ситуация смягчается. Кто-то начинает принимать каббалиста прошлого поколения, некоторые даже вдаются в азы духовной работы, хотя все еще неспособны понять его последователей…

Наша эпоха – не исключение. И все же она особенная – ведь сегодня все мы вернулись в Древний Вавилон. У нас та же удивительная картина: расцвет и параллельно с ним тупик в развитии. У нас тоже идолы, точнее идеологии, правят бал. У нас божки продаются с телеэкранов и онлайн. У нас агонизирует неолиберальная эзотерика. У нас растет вавилонская башня непомерного эгоизма.

Только масштабы теперь другие, и это кардинально меняет дело.

Раньше племена охотно следовали за фетишами, за прогрессом, за посулами эгоизма. Потому Нимрод и изгонял каббалу – чтобы не отвлекала от "главного". Да что там, еще Фараон сказал: "Завалите евреев работой, чтобы Моше и Аарон их не отвлекали".

Но сейчас круг замкнулся на новом витке. Мир стал маленькой деревней, и постепенно становится ясно: экспансия эгоизма достигла пределов, а его базовые противоречия так и не разрешены. Невозможно жить всем вместе на этом шарике, когда все пытаются выгадать и разжиться друг на друге, когда хрупкое равновесие то и дело нарушается вспышками, набегами, переделами, стонами жертв и злорадными возгласами сиюминутных триумфаторов.

Вроде бы есть и ресурсы, и свобода, и возможности, но нет общего языка, согласия, доверия. Много красивых слов, обещаний, высокотехнологичных игрушек – и мало тепла, заботы. А смысла – высокого смысла – нет совсем.

Вот почему наука каббала заявляет о себе в полный голос. Это зов времени – миру нужно единство, доброе сосуществование. За Нимродом больше некуда идти. Его путь исчерпан. А путь Авраама, напротив, готов для всех.

Разумеется, некоторые все еще принимают каббалу в штыки или предпочитают ее суррогаты. Но миллионы уже интересуются ею, начинают понимать ее, видят в ней зерно истины.

Благодаря противникам она окрепла настолько, что ей больше не нужно скрываться. Она предлагает единство сердец как ключ к решению проблем человечества. Она объясняет, что такое человеческое естество, что такое единая Природа и как привести их в соответствие, чтобы они гармонично взаимодействовали и дополняли друг друга, создавая качественно новое общество. Такое общество, о котором сказал пророк:

"Волк будет жить рядом с ягненком, тигр будет лежать с козленком, и телец, и молодой лев, и вол будут вместе, и маленький мальчик будет управлять ими".

Хватит мучиться. Ни идеологии, ни технические новшества не обеспечат нам спокойствия и счастья. "Волк не съест ягненка", только если сам станет другим, если в корне изменится его мотивация, его отношение к окружающим. И тогда маленький мальчик – наше новое, юное единство, едва-едва оперившееся – обретет силу, чтобы вести всех добрым путем.

Движение вперед – всегда преодоление. И оно может быть прекрасным, если мы исправляем себя, а не мир, и действуем сообща.

Recent Posts from This Journal

Profile

laitman
Михаэль Лайтман

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner